Vintra Slytherin
Истинная слизеринка Suum malum quique
Путешествие не продлилось долго. Через пару месяцев отец Дафны потребовал возвращения дочери, да и Невиллу необходимо было навестить бабушку. Возвращение было не то что бы триумфальным, но очень близким к этому. Гарри и Невилла несколько раз пытались затащить в Министерство на вручение ордена Мерлина первой степени, а так же ряда других наград помельче. Гарри было, конечно, все равно, но лишний раз видеть все эти лица не хотелось. Кроме того, нужно было отбиваться от своего фанклуба, загоревшегося идеей осчастливить Героя магического мира собой. В конце концов, Гарри выбрал себе из числа своих почитательниц скромную неприметную девушку Эмили Смит, которая еще долго приходила в себя от того, что кумир обратил свое благосклонное внимание на нее. Девушка была достаточно скромная, скандалов не закатывала, дорогих подарков не требовала, друзей Гарри принимала, а потому дело шло к свадьбе. Свадьба была назначена через полгода. Платье невесты было готово, угощение заказано, гости предупреждены. Гарри не любил девушку, но рядом с ней ему было спокойно.
Казалось, ничто не может случиться, но за полчаса до церемонии в комнату жениха аппарировал тот, кого никто не ожидал увидеть.
- Малфой? Что ты тут де…
Вопрос прервали поцелуем, и Гарри почувствовал, что молчащее ранее сердце чуть трепыхнулось.
- Пойдем со мной.- Малфой заглянул к нему в глаза.- Пойдем!
Скандала как такового не было: во-первых, мало кто захочет злить настолько могущественного волшебника, во-вторых, друзья Гарри быстро среагировали.
Блейз как раз заходил в комнату, когда Гарри с Малфоем аппарировали в неизвестном направлении. Он не был бы слизеринцем, если бы не понял, что задумал Малфой. Дафна как смогла, обрисовала Эмили ситуацию. А дальше как по нотам: невесте плохо, свадьба откладывается, глубочайшие извинения…
Блейз так и не смог пробиться в Малфой-менор – Драко не собирался открывать свой дом тому, кто оберегал от него Поттера на протяжении последних полутора лет. Дафна так же не преуспела в этом начинании. А Гарри все чаще начал ловить себя на мысли, что просто сходит с ума – не мог же он влюбиться настолько, что начал ждать Драко целыми днями и встречать его чуть ли не у порога!
От Рона и Гермионы пришло очередное письмо. Но, если в ста предыдущих они лишь извинялись за то, что в который раз откладывают свадьбу еще на чуть-чуть, то в этом письме они выражали свое негодование и ставили ультиматум: или он бросает «белобрысого хорька», или может забыть об их дружбе раз и навсегда. Гарри долго смотрел на пышущие жаром угли камина, хотя письмо сгорело больше часа назад.
Старший Малфой был абсолютно доволен жизнью. На светских приемах он блистал, делал крупные пожертвования на благотворительность в Министерстве, давал интервью. И рассказывал всем желающим о том, как его сын и Герой магического мира любят друг друга, и как Поттер не смог переступить через себя и жениться на той простушке.
Эмили пыталась связаться с Поттером три раза, но охранные чары не пускали внутрь ее сов. На четвертый раз сова застала Гарри в Косом переулке. Юноша прочитал спокойную просьбу о встрече, и в глубине его шевельнулась совесть: как он мог вот так бросить девушку у алтаря без объяснений и вот уже четыре месяца игнорировать ее! Но, скорее всего, он так и не пошел бы на встречу, если бы не Невилл: на следующий же день он появился на очередном званом вечере и буквально утащил Гарри из-под носа Малфоя.
Эмили появилась в свободном платье, не скрывающем круглого животика. В течении длительного разговора она честно призналась, что да, она пользовалась специальным зельем, чтобы забеременеть, и нет, ей не нужен ребенок без знаменитого мужа. В итоге, стороны договорились, что хорошие отступные со стороны Гарри заставят Эмили отдать ему ребенка и замолчать об этом навсегда. Нерушимый обет скрепил договор.
Возвращаясь в особняк Драко, Гарри не мог перестать думать о том, что случилось бы, если бы он не ответил на это письмо. Думать о том, что его ребенок мог расти в приюте, оказалось на удивление неприятно.
- Представляешь, Драко, я стану папой!- Поспешил поделиться радостью будущий отец.
- Надеюсь, ты уже нашел способ не допустить огласки.- Поморщился блондин.- Только этого нам и не хватало.
- Что?!- Гарри прямо подскочил на стуле.- Как ты можешь?! Это мой ребенок. Мой!
Не известно, что увидел в глазах любовника Драко, но он тут же пошел на попятный.
- Конечно, любимый. Все, что ты захочешь.

По какой-то правдоподобной причине несколько раз приходил директор Снейп, но Гарри с ним особо не разговаривал.
Северус вышел из камина в доме, где собрались заговорщики, и печально покачал головой.
- Извините, господа, я, правда, хотел бы, но ничем не могу помочь.- Он глубоко вздохнул и резко вскинул голову.- Там уже вообще ничем не помочь.

Ребенок родился в срок. Когда его принесли, даже Малфой умилился: у ребенка уже были реснички, и хотя глаза еще были голубыми, никто не сомневался, что малышка унаследует изумрудные глаза своего отца. Когда возник вопрос имени, в имении разразился настоящий скандал. Старший и младший Малфои предлагали одно за другим пафосные аристократические имена, однако Гарри так же последовательно их отвергал. Наконец, он не выдержал.
- Ее зовут Виктория Амалия Поттер. Я так решил.
И пространство вокруг слегка затрещало от обилия магии.
Впереди был еще год. Год пререканий, размолвок, скандалов. Драко не хотел, чтобы детская кроватка стояла в их спальне, Гарри не хотел покидать дочь, поэтому он часто ночевал в соседней спальне рядом с кроваткой Виктории. Драко всячески скрывал наличие дочери у знаменитого любовника, а Гарри отказывался выходить в свет без нее.
На самом деле, младший Малфой понимал и принимал свои чувства к Поттеру, но их размеренная жизнь, полная всевозможных удовольствий, начала рушиться с появлением в поместье этого проклятого ребенка, и с этим надо было что-то делать.
Все чаще Малфой поднимал вопрос о том, что от ребенка надо избавиться. Гарри сопротивлялся, но стоило ему заглянуть в серые глаза любимого, как он тут же начинал сдавать позиции. Так было до тех пор, пока Драко не поставил четкие сроки. Гарри уже несколько дней сидел у кроватки Виктории, и с каждой минутой все больше понимал, что не сможет расстаться с ребенком. Он тяжело поднялся и пошел в спальню договариваться с Драко, однако там его, не смотря на глубокую ночь, не оказалось. Несколько десятков пустых спален – и цель найдена. В объятиях не знакомого Гарри парня. Это хорошо, что он плохо видит в темноте, иначе бы не смог так тихо прикрыть за собой дверь и отойти от злосчастной комнаты. Издалека донесся плач дочери, и Гарри почувствовал, как из него пытается вырваться магия, как тогда, на опушке леса, и поспешил прочь, не обращая внимания на боль, которой сопровождалось выжигание из крови Амортенции. Гораздо сильнее была боль душевная: его обманули, в который раз. Подхватив на руки мгновенно успокоившуюся Викторию, Поттер подумал одно слово: «Дом» и аппарировал прочь, прорывая многовековые барьеры.


@темы: фанфики, ГП, Безразличие