Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:20 

Продолжение

Vintra Slytherin
Истинная слизеринка Suum malum quique
К февралю старый замок показал свой характер; холодные сквозняки тянули по полу, а еда в мисках застывала за считанные секунды. И, хотя странный друг Гарри всегда старался приносить ему еду прямо из кухни, распугивая уже привыкших ко всему домовых эльфов, случилось вполне ожидаемое – Гарри заболел. Сначала он не обратил внимания на кашель и легкое головокружение, но уже через пару дней Поттер не мог даже встать. Дементор несколько раз прилетал с разными интересными вещами и даже сумел раздобыть банан, который протягивал через решетку, но Гарри не смог даже подняться навстречу другу. Страж еще пару дней караулил около двери друга, а потом решился и утащил у Тюремщика ключ от камеры. В тишине зимней ночи дверь отворилась с громким скрипом, который должен был перебудить половину Азкабана. Черная тень метнулась в образовавшуюся щелочку, и дементор опустился перед Гарри на колени. Он видел, что человеку плохо, но боялся дотронуться до него – люди не любили, когда к ним приближались он или его родичи. Внезапно Гарри открыл глаза, улыбнулся и протянул руку. Поттер прекрасно помнил, что он видел на третьем курсе, однако кожа под его рукой была отнюдь не склизкая и в струпьях, а теплая и слегка шершавая. Дементор от неожиданного прикосновения слегка мурлыкнул, а потом в сознание Гарри полились образы и ощущения.
- Как тебя зовут?- Кое-как сумел произнести юноша, и в его голове пронеслись образы теней, блуждающих по коридорам замка.
- Красиво. Я буду знать тебя Шэд.
Сам Шэд за время прикосновения сумел считать состояние своего друга и, стоило тому отключиться, метнулся прочь из камеры. Никогда еще ни одна камера Азкабана не могла похвастаться присутствием в ней такого количества дементоров. Когда стражи тюрьмы поняли, что этот странный человеческий ребенок может их понимать, они приняли решение никогда не трогать его. Со стороны сложно объяснить, но все дементоры суть одно, обладающие собственными понятиями о справедливости и долге. Но, не смотря на некую целостность, внутри царила строгая иерархия, непонятная непосвященному. Главой был Старший, к которому спешили, если возникали какие-то вопросы и который принимал все важные решения. Сейчас в маленькую камеру набились, наверное, все дементоры Азкабана. Шел безмолвный, но ожесточенный спор, непостижимый для простого человека. Если перевести их разговор на язык, понятный обычному человеку, то суть сводилась к следующему: дементоры не раз видели, что люди от болезни, подобной той, чем болеет Гарри, умирали, а мальчик – единственный за много-много лет человек, который понимает их язык и его надо бы спасти. С другой стороны, вылечив человека единственным известным им способом, они дадут ему большое могущество, и неизвестно, достоин ли он этого. Достоин – в смысле как он поведет себя по отношению к своим благодетелям. Ставить под удар свою и без того маленькую популяцию дементоры не хотели, а потому чаша весов склонялась в сторону того, чтобы оставить Гарри. Шэду это абсолютно не понравилось; он вырвался в центр круга, гневно потрясая подолом зашитой мантии, и схватил Старшего за руку рассказывая/показывая все те моменты, которые он пережил с мальчиком. Увидев добровольное прикосновение человека, Старший пересмотрел свое решение и нехотя кивнул, даруя свое разрешение. Шэд отсутствовал некоторое время, а когда вернулся в камеру, в ней уже не было никого кроме Гарри. Влив в человеческое дитя мутное серое зелье, дементор устроил его голову у себя на коленях и приготовился ждать. Что-что, а ждать он умел.
Просыпаться было легко. Не раскрывая глаз Гарри почувствовал, что лежит в теплом коконе и впервые за долгое время у него ничего не болит. Вообще ничего. Нехотя открыв глаза, он уставился в грязный серый потолок, где целые орды пауков плели свои тенета. Гарри давно уже интересовало, как они еще не передохли с голода, потому как за все время своего пребывания здесь он не видел ни одного другого насекомого. Он попытался сесть и его тут же придержали чьи-то сильные руки. Руки? Резкий разворот стоил головокружения и резкой боли в затекших мышцах. Оказалось, Гарри преспокойно разлегся на коленях у дементора. Наверное, это был тот самый дружелюбный страж Азкабана. Внезапно пронеслись смутные воспоминания того, что происходило в то время, когда Гарри бредил. Поттер не был уверен, правда ли то, что он видел, но решил удостовериться.
- Шэд,- позвал он,- ты ведь Шэд?
Дементор радостно закивал, а потом немного неуверенно протянул руку. Рука как рука, ну и что, что кожа серая? Гарри принял протянутую руку, и в его голове вновь пронеслись картинки-ощущения, но теперь к ним добавились и слова, произнесенные тихим шепотом.
- Ты правильно понял, меня зовут Шэдоу.
- Это ты меня вылечил?- Гарри взмахнул руками от перевозбуждения, однако Шэд вновь взял его за руку.
- Мы можем разговаривать только через прикосновение.- Пояснил он, а Гарри получил ощущение улыбки.- Мы решили вылечить тебя и немного помочь. Мы надеемся, что потом ты поможешь нам.
- Помочь?- Гарри горько усмехнулся.- Я же сижу в тюрьме и буду тут сидеть до конца своей жалкой жизни.
- Никогда не говори так.- Чем дольше Гарри разговаривал таким образом, тем лучше у него получалось не только слышать собеседника, но и улавливать его эмоции – вот сейчас Шэд испытывал сильное раздражение.- Что может помочь тебе выйти отсюда?
- Не знаю.- Поттер беззаботно пожал плечами.- Наверное, если Министр признает возвращение Воландеморта, он выпустит меня.
Шэд кивнул, показав, что принял это к сведению, а Гарри тем временем улучил момент и узрел, наконец, источник тепла.
- Кто-то из вас отдал мне свою мантию?!
- Это сложно объяснить.- Шэд точно нахмурился.- Она наша часть и когда кто-то делится с кем-то частицей себя, появляется и мантия, только ей нужно время, чтобы вырасти достаточно большой для своего владельца.
- Значит, кто-то из вас поделился со мной… собой? Зачем?
- Да.- А теперь от Шэда несло удовлетворением.- Я. Мы не знаем других способов излечения, а зелий на острове нет. Только после этого ты изменился, став немножко… нами. Для нас это дорогой дар, поэтому мы надеемся на твою помощь, когда ты выйдешь.
- Что я должен буду делать?- Гарри совсем не нравилось то, что на него взвалили новые обязанности.
- Мы хотим свободы, а для этого нам нужны люди, подобные тебе. Ты…- Шэд замялся, не зная как правильно объяснить, чтобы не напугать человечка.- поделился со мной теплом своей души, поэтому мне не нужно больше питаться эмоциями. Нас не много, и если ты найдешь достаточно людей, кто смог бы принять нас как друзей, мы освободимся.
Поттер долго молчал, а потом протянул руку и медленно стянул капюшон. Человеческая голова с серой кожей, крупными глазами навыкате без радужки и зрачков и большой безгубый рот. И ни малейшего намека на мимику. Но Мальчик-который-выжил сидел чуть касаясь своего друга, а потому чувствовал как от того фонит тревогой и надеждой.
- Хорошо.- Гарри серьезно кивнул.- Я постараюсь.
Шэд улетел, так и не коснувшись его, но Гарри был уверен, что тот улыбался.
По подсчетам Гарри было уже лето, когда в его камеру ввалились двое авроров. Шэд, в последнее время нагло обитающий здесь, еле успел смыться, дабы не подставлять друга.
- Поттер? На выход!- Скомандовал тот, что потолще.
Его доставили в Министерство, где, как указывалось в протоколе, в силу недавно открывшихся обстоятельств состоялся пересмотр дела осужденного № 9876548 Гарри Поттера, в результате которого он был признан невиновным по всем статьям, кроме ряда мелких правонарушений. Министр рассыпался в извинениях и гарантировал, что кругленькая сумма в галеонах уже переместилась на счет Спасителя, Амбридж несколько натянуто улыбалась из-за его спины, а некоторые личности выглядели и вовсе раздосадованными. Пока Гарри оторопело стоял и осознавал, что он теперь свободный человек, к нему, рассекая людское море, двигался Дамблдор. Старый волшебник заглядывал в глаза и уверял в своей непричастности.
- Ты подтвердил все обвинения под сывороткой правды. Я не знал что и думать, да и что я мог сделать, мой мальчик?
- Господин директор, что же произошло сейчас?- Невесело усмехнулся Гарри, вспоминая «сыворотку правды» - что бы ни говорил профессор Снейп, но в зельеварении он не настолько плох.
- Сейчас Министерство вспомнило об одном неприятном побочном эффекте этого зелья.- Дамблдор горестно вздохнул.- У некоторых людей, правда, очень редко, встречается аллергия на этот состав, вследствие чего человек может только повторять слова, произнесенные в его присутствии…. Но не забивай себе этим голову, мой мальчик. Я пришел сюда, чтобы пригласить тебя обратно в Хогвартс. Тебе ведь надо еще получить образование.
- Профессор,- в голосе Гарри звучало неподдельное отчаянье,- я боюсь вас расстроить. Я теперь абсолютно не выношу больших скоплений народа.
- Ничего страшного, мой мальчик. Думаю, компетентный целитель вполне тебе поможет. А пока тебе надо отдохнуть.
Отдохнуть? Гарри вцепился в спасительную идею, как утопающий за соломинку.
- Вы абсолютно правы, профессор. Дайте мне время, и я вернусь в Хогвартс.
- Конечно, конечно. Сколько угодно.
Дамблдор был так сильно занят разглядыванием серой мантии, не покидающей сознание своего бывшего студента (Бедный мальчик – дементоры так сильно воздействовали на него!), что даже не расслышал слов Поттера. Только по просиявшему лицу парня, Дамблдор понял, что сказал что-то не то.
- Спасибо, профессор! Я так и знал, что только вы сможете меня понять! Я вернусь, обязательно вернусь. В следующем году.
И Гарри быстро попытался скрыться в толпе. Не получилось. По большей части из-за того, что толпа состояла из его друзей и фанатов тут же рассыпавшихся в извинениях и заверениях в вечной любви и преданности. Пока Поттер пытался отбиться от упавшего на него счастья, он не мог не задуматься о причинах своего внезапного освобождения. Внезапно проходящий мимо человек, с ног до головы закутанный в серую мантию, отдаленно напоминающую мантию невыразимцев, запнулся и, чтобы удержать равновесие, оперся на Героя Магического Мира. Конечно же на обидчика Достояния Страны тут же накинулись все Уизли скопом, но Гарри уже получил картинку-послание: Воландеморт, получающий таинственное письмо с указанием места весьма полезного артефакта и Министр, принимающий ванну в тот самый момент, когда именно туда с операционной точностью приземляется самый темный лорд столетия. Ну кто бы мог подумать, что господин Министр настолько параноик и превратит собственную мочалку в аварийный портключ? Внезапно Гарри осознал, что внимание всех друзей приковано сейчас к героям-Уизли, мужественно отогнавшим от драгоценного Мальчика-который-выжил елую сотню Пожирателей, а под его мантию небезызвестная личность в спешке успела запихать что-то объемное. Пара человек заметила, что Поттер трусливо сбежал в сторону туалета, но вот когда он прошел обратно не заметил никто. Артур Уизли торопливо поклонился пронесшемуся мимо невыразимцу, а авроры Министерства, отметили, что сегодня здесь многовато дементоров.
Шэд ждал на улице за углом. Отсмеявшись, он взял друга за руку и объяснил, как стать невидимым, а потом взлетел. Способность летать была исключительной прерогативой дементоров, которую они могли передавать лишь с помощью прикосновения. Гарри сперва расстроился, узнав, что сам он никогда не сможет взлететь, но, с другой стороны, полеты уже не были ему интересны. В Азкабане, куда прилетели друзья, Гарри еще раз пообещал Старшему, что сделает все от него зависящее, чтобы дементоры освободились от своего проклятия.
- Куда ты сейчас?- Старший дементор покровительственно положил руку Гарри на плечо, чем вызвал глухое недовольство Шэда.
- На восток.- Пожал плечами Поттер.- Как бы то ни было, в Хогвартс я не вернусь – я не хочу возвращаться в игру.
Ранним холодным английским утром два друга покинули туманный Альбион, воспользовавшись портключем в самую далекую страну, не вызывающую подозрений, коей оказалась Германия. Оттуда с помощью пары заклинаний были куплены билеты в Чехию, но маги об этом так и не узнали. Для них герой пропал.


@темы: ГП, дневник убийцы, фанфики

URL
Комментарии
2010-07-25 в 18:55 

Боже, только не говорите мне, что Гарри будет превращаться в дементора. Очень хочется побыстрее прочитать продолжение. НО, зная как порой бывает капризна Муза, я согласна ждать и ждать.

   

Slytherin-manor

главная