Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:59 

Vintra Slytherin
Истинная слизеринка Suum malum quique
Название: Дневник убийцы
Автор: Vintra
Бета: я в вечном поиске
Категория: намек на гет
Пэйринг: упоминание ГП/НЖП
Рейтинг: PG-13.
Жанр: AU и ООС, естественно, ангст.
Дисклеймер: Мне ничего не принадлежит.
Саммари: Обвинить человека можно в чем угодно. Бывает, обвинишь так человека в убийстве, посадишь в тюрьму, а потом узнаешь, что он был невиновен. Конечно, его тут же выпускают, и ты можешь попытаться извиниться…. А что делать живущим, если они уже успели не только обвинить человека, но и привести смертный приговор в действие, а потом открылась правда, которая могла подвигнуть не только на убийство, но и на настоящую кровавую революцию? И была она скрыта в дневнике, дневнике убийцы. Размер: Миди, скорее всего.
Предупреждения: Повторюсь еще раз – АУ. Действие начинается после пятого канонного года Поттера, а дальше – фантазия автора. !Смерть персонажа!


Он хотел бы сказать, что видел все как в тумане, но не мог. Наоборот, Гарри все видел и помнил с кристальной четкостью. Как упал в Арку Сириус, как выносили на носилках Гермиону, как Дамблдор рассказывал пророчество. Не менее четко он помнил и то, как за ним пришли. В дверь дома номер четыре на Тисовой улице постучались. Тетя Петунья открыла дверь и не очень вежливо поинтересовалась:
- Чего вам?
- Гарри Поттер.- Бесстрастно ответил ей высокий чернокожий человек.
- Поттер!- Крик тетушки зазвенел, отражаясь от стен.- За тобой пришли твои ненормальные.
Гарри медленно спустился в холл и оглядел собравшуюся компанию. На него так же скептически глядели Кингсли, Тонкс, Долиш, Грозный Глаз и еще пара незнакомых авроров. Опознав большинство присутствующих как членов Ордена Феникса, юноша повернулся к ним спиной, собираясь подняться за своими вещами.
- Постой-ка, парень.- Пророкотал Грюм.- Твои вещи доставят отдельно.- И, повинуясь взгляду непосредственного начальства, Тонкс исчезла на верхнем этаже, откуда тотчас же послышался звук падения.
- Не нравится мне все это.- Проворчал старый аврор, поглядывая на Кингсли.- Ох не нравится.- Тот раздраженно передернул плечами.
- Пора.- Коротко отозвался Долиш, сверяясь с часами.
Авроры переглянулись и аппарировали прочь, увлекая за собой и Гарри.
После традиционно-неудачного приземления, Поттер огляделся и понял, что что-то пошло не так – они были в Министерстве.
- Все верно, мистер Поттер.- Кингсли словно прочитал его мысли.- У нас есть к вам несколько вопросов.
Дальнейшее Гарри помнил смутно: его постоянно поили чем-то, от чего путались чувства и мысли, задавали какие-то вопросы, смысл которых ускользал от сознания. Сколько он провел в Дознавательной комнате Аврората, он не знал, но когда его вывели оттуда, парень понял – это конец.
Суд был закрытым – никто не хотел лишней шумихи вокруг Мальчика-который-выжил. Парень сел на стул, и его руки тут же охватили оковы, как Барти Крауча в воспоминаниях Дамблдора, однако они не сжали запястья, а легко легли поверх, скорее обозначая свое наличие. Обвинитель вызвал первого свидетеля – Долорес Амбридж. Розовая жаба взобралась на место свидетеля, прокашлялась и начала свое повествование. Благородному суду была представлена печальная история Гарри Поттера – подростка с печальным прошлым и нестабильной психикой в настоящем, бедного ребенка, страдающего галлюцинациями, и, что самое печальное, выдающего их за истину в последней инстанции…
Гарри все еще находился под действием зелья, а потому не мог сказать в ответ на все обвинения ни слова. Все, что было в его силах – молча смотреть и запоминать.
Судебный процесс длился девять часов; из них почти час зачитывались обвинения. Если бы мог, Поттер бы расхохотался, услышав, в чем его обвиняют. Он оказался предателем своей страны, подрывающим самые ее устои, попытавшемся захватить Министерство, нарушающим покой мирных граждан своими бредовыми россказнями, психопатом, не способным отличить свои видения от яви, убийцей, которого не остановили ни родственные связи, ни молодость другой жертвы. То, что его обвинят в смерти Седрика, Гарри даже не сомневался, но обвинить его в смерти Сириуса, резко ставшего почтенным Лордом Блэком, незаслуженно отсидевшим двенадцать лет в самой страшной тюрьме…
Да и глупец Фардж не поверил в воскрешение
Приговор был вынесен единогласно. Дамблдор поднялся со своего места главы Визенгамота, и в его глазах было лишь разочарование и осуждение.
- Виновен!- Произнес он, подтверждая приговор, и присяжные одобрительно загудели. А Гарри оставалось лишь наблюдать…
Его камера была не столь велика – всего три шага на четыре. В Азкабан его доставили поздно вечером, в то время, когда дементоры совершают ежедневный обход – на грани сна и яви заключенные легче отдают свои эмоции. Гарри не знал ни номера своей камеры, ни срока своего заключения. Зелья, к действию которых парень уже успел привыкнуть, прекратили действовать на третьи сутки. Крики Поттера перебудили весь этаж, вызвав лишь глухое раздраженное ворчание других заключенных – слишком уж хорошо все они помнили первые свои дни в этом месте. Парень замолчал на пятый день: просто в какой-то момент внутри него что-то перегорело, и он вдруг четко осознал, что предсмертные крики матери – не самое страшное в жизни, да и смех Воландеморта он слышал не раз, но не спешил седеть от ужаса. Провалявшись еще два дня в полубессознательном состоянии, Гарри начал приходить в себя. Первым делом была исследована камера, стены которой были испещрены значками, зарубками, именами…. Гарри не раз спрашивал себя, сколько человек населяло эту камеру до него, как они сюда попали и были ли действительно виновны? Не раз оглядывая имена, покрывающие серые каменные стены, Поттер все больше уверялся, что не оставит на ней своих имен – ему не нужно, чтобы кто-либо узнал о его планах на будущее. Потом пришло время разговоров. Двери здесь заменяли огромные решетки, через которые достаточно худому человеку можно было просунуть голову и выглянуть в коридор. От собратьев по несчастью Гарри узнал, что ему, в какой-то мере, повезло: если бы Пожиратели не сбежали в прошлом году, он бы сидел ровнехонько между Беллатрикс Лейнстридж и Эваном Розье. Парень слушал ежедневные разговоры людей, которые живут лишь одним – местью и начал понимать, что скоро станет таким же, как и все эти люди.
- Я не буду мстить.- Дал себе слово последний Поттер, сидя в своем каменном мешке.
Кроме заключенных у Гарри было еще несколько собеседников. Одним из них был старенький смотритель тюрьмы, испытывающий к молодому заключенному почти отеческие чувства. Хоть мистер Спарк никогда не говорил о том, что верит в невиновность Гарри, он никогда его ни в чем не упрекал. Иногда он приносил юноше свежие газеты и угощал горячим чаем, чаще же всего он отгонял от камеры мальчика назойливых дементоров. Впрочем, этого Поттеру было не нужно: после того, как Гарри осознал, что у него нет воспоминаний, достаточно страшных, чтобы ежеминутно падать в обморок, ему стало намного легче переносить присутствие стражей Азкабана. Более того, он вообще прекратил что-либо испытывать в их присутствии, чем немало заинтересовал последних. Бывало, около камеры собиралось до десяти дементоров, увлеченно наблюдающих за узником. Особенно часто около камеры вертелся один с сильно порванной мантией; этот странный дементор постоянно пытался как-то развеселить узника, показывал то, что Гарри опознал как маггловские фокусы.
- Почему ты ходишь в такой мантии?- Дементор изобразил непонятный жест.- Не можешь получить другую?- Капюшон медленно кивнул.
- Если бы ты нашел иголку и нитки, я бы смог как-то тебе помочь.- Гарри задумчиво потеребил воротник тюремной робы.- Конечно, шью я ахово, но это будет всяко лучше, чем сейчас.
Дементор слушал, склонив голову на бок, периодически кивал, а потом улетел в неизвестном направлении. Гарри пожал плечами и лег спать, не придав странному разговору никакого значения. Какого же было его удивление, когда через день это странное создание кинуло ему через решетку катушку черных ниток с большой иголкой.
- Снимешь мантию?- Дементор отрицательно покачал головой.- Ну и что прикажешь делать?
Заключенные всего этажа повысовывались в коридор, чтобы увидеть незабываемое зрелише: около камеры Поттера спиной к двери сидел нахохлившись дементор, напоминая обиженную ворону, а подол мантии исчезал в самой камере, где (что остальные заключенные уже не видели) Гарри неумело, но старательно зашивал мантию своего стража. Странная ткань текла между пальцев, а дырки, оставляемые огромной иголкой, были очень заметны, но стоило Гарри закончить работу, ткань под его руками буквально срослась. Дементор придирчиво осмотрел работу, отвесил поклон и вновь удалился по своим делам.
- Я слышал, ты общаешься с дементорами.- Мистер Спарк задумчиво посмотрел на собеседника поверх чашки с горячем чаем.
- Бывает.- Пожал плечами Гарри, наслаждаясь редкими минутами в уютном помещении.- Правда, я половину того, что мне показывают не понимаю.
- Показывают?!
- Ну да, жестами.- Гарри неопределенно взмахнул рукой.- Бывает, они пытаются мне что-то объяснить, но…
Мистер Спарк довольно долго молчал прежде чем продолжить.
- Я слышал о нескольких людях, способных понимать наших стражей, и, поверь, никто из них хорошо не кончил.
- А вы думаете, я кончу хорошо?- Невесело усмехнулся Поттер.- Для этого я слишком известная личность.
- Возможно, ты и прав.- Тюремщик ненадолго задумался.- Знаешь, до меня начальником тюрьмы был как раз один из тех, кто мог понимать дементоров. Он говорил, что у них какой-то особенный способ разговора, но я не знаю какой.
- Все равно, спасибо. – Кивнул Гарри.
Не то что бы он собирался усиленно общаться с дементорами, но и выбора особенного у него не было. Тот самый общительный дементор ошивался у дверей его камеры уже на следующее утро. Как оказалось, он принес Гарри пару эклеров. Где он достал их, парень понимать решительно отказывался.
Мальчик давно уже потерял счет времени, но когда к нему пришел посетитель, принесший с собой запах снега, Поттер понял, что наступила зима. Ремус осторожно устроился за столом напротив сына его друзей. Мистер Спарк в знак расположения отавил их наедине, а вот дементор решил так не рисковать и нарезал круги над их головами. Молчание длилось долго.
- Сейчас уже декабрь.- Первое, что сказал Оборотень. - К тебе сложно пробиться.- Ремус тяжело вздохнул.- Это наше последнее свидание.
Гарри нахмурился и требовательно посмотрел на друга родителей, не спеша с ним заговаривать.
- Мне дали это свидание только при условии, что оно будет единственным.- Вдруг он горько усмехнулся.- Да больше и не будет. Никто не говорит, на сколько ты осужден, а я все же наполовину волк и чувствую, что мой конец уже близок.
- Мне жаль.- Гарри склонил голову.- Как там все?
- Хагрид передает тебе привет, да и Грозный Глаз велел тебе держаться.
- А Рон и Гермиона?
- Гермиона пытается добраться до протоколов суда. Пока безуспешно. А Рон… Сейчас в семье Уизли страсти кипят почище, чем нестабильное зелье в котеле.
- Понятно.- Гарри замолчал.- Как Орден?
- Потихоньку воюет. Министерство отказывается признавать возрождение Воландеморта и не знает, на что списать участившиеся нападения. Орден тратит все силы на предотвращение жертв и не может отвлечься ни на что другое.
Поттер склонил голову в знак того, что информацию понял. Некоторое время сидели молча, лишь Ремус опасливо косился на темный силуэт под высоким потолком. Минут через пятнадцать в дверь вежливо постучали, и приглушенный дверью голос мистера Спарка возвестил, что до окончания свидания осталось пять минут.
- Я ведь тебе кое-что принес.- Ремус похлопал себя по карманам и достал маленький сверток.- Тут кое-что, что сможет скрасить твое пребывание здесь. Мистер Спарк любезно не обыскивал меня.- Оборотень не видел, как наверху напрягся дементор.
Бывший учитель достал волшебную палочку и прошептал увеличивающее заклинание. Когда сверток вернул свои первоначальные размеры, Ремус подтолкнул его к Гарри, однако юноша не успел его коснуться. Едва оборотень обозначил движение в сторону его юного друга, дементор спикировал вниз и перехватил сверток еще до того, как тот коснулся Гарри – мало ли что. Страж Азкабана взмыл с добычей обратно под потолок, и на магов посыпались клочки оберточной бумаги. Все вещи были тщательно осмотрены и обнюханы и только потом возвращены владельцу.
- Ты точно уверен, что это все безопасно?
Дементор усиленно закивал, а потом несколько раз указал на дверь и на принесенные Ремусом предметы, а потом попытался изобразить прихрамывающую походку мистера Спарка.
- Да, ты прав, не стоит подставлять мистера Спарка.- Гарри кивнул.- Поможешь.
Под изумленным взглядом Ремуса, дементор сделал под потолком мертвую петлю, приземлился около стола и провел над вещами своей мантией. Вещей как ни бывало.
- Ремус.- Позвал своего бывшего учителя Гарри, когда тот уже выходил.- не стоит никому знать об этом.
Изрядно поседевший оборотень окинул сына друзей долгим взглядом и медленно кивнул.
Уже в камере Гарри получил свои подарки обратно. Предусмотрительный Ремус передал несколько пар теплых носок, маленькую банку с феей-светлячком и три толстых книги, которые Гарри читал тогда, когда остальные заключенные ложились спать.


@темы: фанфики, Дневник убийцы, ГП

URL
Комментарии
2010-07-17 в 21:29 

Еще больше интригует. Гарри после Азкабана - это одна из моих любимых тем. Испытание Азкабаном делает Гарри сильнее, а сильного Гарри я очень люблю. Надеюсь на продолжение. Пусть Муза Вас не оставит!

2010-07-18 в 02:32 

buttonly
Пуговка
Вообще-то, если в решетку проходит голова, то вылезти можно.

2010-07-18 в 08:50 

Vintra Slytherin
Истинная слизеринка Suum malum quique
buttonly, не факт, но в случае Гарри - вполне вероятно. Просто ему не зачем ползти, по крайней мере, в ближайшее время.

URL
2010-07-22 в 15:36 

Интересно, буду ждать продолжения

2010-08-16 в 22:00 

TenshiFushigi
Иногда у женщин эмоции так зашкаливают, что логики не видно
Интересно, как и все у Вас ))
Но я согласна с buttonly, если у человека проходит голова - проходит и он сам. Такая вот особенность есть у нашего тела ))))

   

Slytherin-manor

главная