00:38 

Vintra Slytherin
Истинная слизеринка Suum malum quique

Думается мне, пора заканчивать.

Появление нового персонажа вызвало бурный переполох. Ни ученики, ни преподаватели, ни даже сам Великий и Могучий Дамблдор не смогли узнать, как появился в замке этот незнакомец, наглухо закутанный в плащ, если охранные заклинания на территории остались нетронутыми. Человек-загадка никогда не ел и не пил на людях, не издавал никаких посторонних звуков, не ходил один. Даже Грюм не смог узнать кто это – волшебный глаз не смог проникнуть за завесу Смерти, из которой была сделана ткань мантии Геллерта. Лишь изредка на краю сознания директора промелькивала мысль, что жесты, позы и даже походка ему знакомы, но мысль ускользала так же быстро, как и появлялась, не давая себя как следует рассмотреть.
После ухода Поттера с того знаменательного педсовета, была принята следующая схема поведения: даем мальчишке свободу – пусть привыкнет к ответственности, изучит защиту школы, возглавит сопротивление, а там можно будет сбросить все на его плечи и где-нибудь отсидеться, время от времени помогая, желательно, ценными советами. Помона выступила строго против этого плана, за что была сразу же внесена директором в особый список людей, за которыми нужен глаз да глаз… в смысле, за которыми будет присматривать Грюм. В тот же список был внесен и Снейп – уж больно много он начал позволять себе в последнее время, но ничего: Блэк и Люпин найдут на него управу.
Сомнение разбавило блеск таких радужных мыслей уже через неделю.
Ровно через неделю после триумфального возвращения национального героя в магический мир Пожиратели вновь стояли под стенами Хогвартса. На самом деле, как бы ни кичился Дамблдор, защита замка была отнюдь не совершенна и ее можно было пробить. Другой вопрос, кому надо было тратить на это время и силы… вот, например, у Воландеморта было в избытке и того и другого. Гарри думал не долго: он уже около часа стоял у ворот замка и смотрел, как молодые Пожиратели бьют заклинаниями по ограде Хогвартса с той стороны, а «профессор» Люпин и «профессор» Блэк занимаются тем же с этой. Надо сказать, что заклинания ни одной из сторон не долетали до цели – все же защита Хогвартса была еще достаточно мощна, но действия орденцев изрядно помогали врагам. Сам непогрешимый директор стоял на лужайке и, вместо того, чтобы остановить безумцев, подбадривал их пафосными возгласами. Было ясно, что от Гарри ждут первого хода.
- Ну что ж, ты свое получишь, да так, что мало не покажется.- Зло прошипел Рыцарь Ночи. Лизи тихо рассмеялась, примерно представляя себе задумку друга, а Фриух и Геллерт обменялись согласными кивками – это шоу они ни за что не пропустят.
Сначала все шло хорошо, а потом все изменилось. Дамблдор несколько раз моргнул, пытаясь понять, что не так на этой картинке. За какое-то мгновение у ворот нарисовался Поттер и просто схватил за руку того полудурка-Пожирателя, который пытался расширить расстояние между прутьями решетки вручную. Миг – и детина по эту сторону ограды, еще миг – и Поттер левитирует бессознательное тело в сторону школы.
- Гарри, мальчик мой…
- Не ваше дело.
И все. Пожиратели переглянулись и все как один отошли на шаг от ограды, потом переглянулись еще раз и аппарировали прочь: как известно, лучше перебдеть, чем недобдеть.
Вечером вся школа выбежала на улицу, чтобы понять причину истошных воплей. Изрядно потрепанный Пожиратель (сказалось знакомство с поттеровскими магглами) был в сознании и отчаянно верешал, изо всех магических сил пытаяь оказаться как можно дальше отсюда, но из круга не было пути назад. Альбус начал осознавать, Что именно пришло в школу только тогда, когда сама Ночь легла на плечи Поттера и его подружки черным плащом.

Мало кто знает, что представляет из себя некромантия. А те, кто знают, не сильно понимают различия между боевой некромантией и ритуальной. Каждый некромант по сути своей – одиночка и великолепный боевой маг. Даже когда он сражается на чьей-либо стороне, он всегда сам по себе. Когда на определенном этапе жажда чего-либо пропадает, тот же самый некромант может стать очень неплохим ученым. Но вот ритуальная некромагия требует очень больших жертв и в прямом и в переносном смысле. Почему? Скажите, вы любите плавать? Все любят воду. Те кто плавать не умеет, обожают нежиться на полосе прибоя теплого моря или в неглубоком бассейне, те же, кто плавает хорошо, чаще встречаются там, где глубина побольше. А теперь представьте себя опытным пловцом посреди океана, когда лодка уже куда-то делась. Представили?
В ритуалах Некромантии некромант пропускает через себя не просто магию, но Стихию – Смерть воплоти. Как бы ни был силен маг, он не сможет ни удержать стихию, ни остаться самим собой. Поэтому он приносит первую и, пожалуй, самую большую жертву: он объединяется с другими некромантами. Их должно быть трое и между ними должно быть полное доверие. Один маг творит ритуал, один его держит, не дает раствориться в Смерти, один его направляет, напоминает о цели, волей указывает путь.
Пожиратель рухнул прямо на траву, и трое обитателей Кэр-Сидхен тотчас замкнули круг. Ритуал начался, когда их благословила Ночь, подарив подобающие одеяния. Едва ритуал начался, любая магия в округе прекращала действовать: сама Смерть забирала в округе магию, чтобы магию, творимую в ее честь никто не смог прервать. Этот закон открыли для себя многие обитатели Хогвартса, попытавшиеся прервать творимое безобразие. Снейп и Фриух, стоящие неподалеку от Триады, лишь усмехнулись на это. Мастер Ядов искоса поглядывал на зельевара и прикидывал, как бы уговорить Гарри забрать того с собой, если все благополучно переживут месть его черноволосого приятеля: с начала времен Мастера Ядов и Мастера Зелий работали в парах, а Фриух так и не нашел себе компаньона, отчего его магия периодически давала сбой.
Со стороны все казалось хорошо поставленным спектаклем, где каждый актер в тысячный раз повторяет свою роль. На самом деле только Гарри в полном объеме знал, как тяжело было не остановиться и продолжать идти в полной Тьме, резать, чертить, привязывать… Тьма манила прикрыть глаза, раствориться в ней, забыть обо всем, отдохнуть, но тонкая нить связи напоминала: Лизи ждет. А уж комментарии Геллерта, пусть и мысленные, не оставляли в покое воина Зимы и на том свете, что уж говорить о Тьме.
Гарри шел. Определенное количество шагов, и пожиратель опять падает на землю; нож некроманта легко вспарывает кожу, тремя пальцами начертить необходимую руну, привязывая эту точку мира живых к Кэр-Сидхен. И последний штрих: смерть жертвы, как последняя капля, дающая право Смерти быть. И никаких угрызений совести у всех троих.
Руны полыхнули багрянцем и что-то невидимое, но хорошо ощущаемое магами, пронеслось от руны к руне, замыкая контур.

Рон и Гермиона бегали за ним непрерывно. Сначала пытаясь воззвать к давно почившей совести и заставить искупить убийство, потом, пытаясь напомнить, что они – его лучшие друзья.
- А помнишь ту шахматную партию?- У выхода из Большого зала.
- А помнишь поединок с троллем?- Подловив у герба Хогвартса.
- А помнишь…
- Помнишь…
- Помнишь?
Тут не выдержат никакие нервы, тем более, что Рыцарь Тьмы мог позволить себе не скрывать свой характер.
- Помню. Но хотел бы забыть.
- Кого?- И озадаченное лицо Рона.
- Вас.- И не сдержать ухмылку при взгляде на их лица.
Дети. Они просто дети и до сих пор ими остались. Идеалы, принципы, вера. У Гарри ничего этого никогда не было, да и любящей семьи не осталось даже в воспоминаниях. Потом, после побега, Гарри нашел себе семью, но узнал то, что все эти дети обнаружат только тогда, когда заведут собственные: семья – это в первую очередь ответственность, беспокойство, обязанности. И обретение отца и матери прибавило не только чувство необходимости и любви, но и беспокойство за них. Гарри слишком рано привык быть взрослым, чтобы сейчас вновь пытаться общаться с этими детьми. Да и не нужны они ему: юноша перерос прежнего себя и возвращать то, что уже казалось старым хорошим сном, не хотелось.

А еще была Джинни. Нет, Гарри хорошо помнил, как спасал маленькую глупую девочку, но он совсем не ожидал, что ее фанатизм сохранился до сих пор. Она преследовала его везде где только могла. На завтраки и ужины приходили сотни записочек, которые Лизи уничтожала лишь взмахом руки. Пару раз в еде попадался любовный напиток… Но все было тщетно: вожделенный приз никак не хотел падать к ногам юной, но решительной мисс Уизли. Гарри уже отчаялся: за всю ту вечность, проведенную в чудесной Кэр-Сидхен, он изучил тысячи заклинаний, провел сотни ритуалов, запомнил миллион историй и даже стойко проигнорировал все прозрачные намеки Иннхем, но нигде не нашел информацию о том, как отказать преследующей тебя девушке.
Проблема решилась сама собой…. Ну, или не совсем. По крайней мере, Джинни лежала в глубоком обмороке у ног разъяренной Лизи и не пыталась заключить своего кумира и мужа (в этом пункте мнение самого мужа не учитывалось) в свои пылкие объятья.
- Лизи?
- Ну!- Рявкнула девушка резко развернувшись.- Ой, извини Гарри. Я тут… немножко…
- Вышла из себя.- Весело закончил за нее парень.- Что случилось-то?
- Да как обычно.- Лизи досадливо дернула плечиком.- Она увидела меня и начала вопить, что ты принадлежишь только ей, а я ее…
- С чего бы это?
- Ну, я думала… - Конец фразы был успешно зажеван.
- Глупая.- Усмехнулся Гарри.- Тут и думать не надо, потому как других кандидатур просто нет: ты у меня одна. Наверное, я сильно виноват перед тобой, что молчал, но я думал, что ты знаешь…
- Похоже, нам надо меньше думать.
Про подсмотренный поцелуй в Трофейном зале Филч так никому и не рассказал.

- Я тебя поставлю на место!- Рычал Грюм, маниакально скалясь.- Ты будешь молчать и делать то, что тебе велят, иначе…
Заклинанием его впечатало в дальнюю стену гостиной, где он и остался лежать кучей грязного тряпья. Помона так и осталась стоять, напряженно стискивая свою волшебную палочку. А от дверей скользящим шагом к поверженному лучшему аврору двинулся Гарри.
- Мистер Грюм, я уже предупреждал вас несколько раз, этот раз будет последним.- Пинком заставив этот маньяка перевернуться, юноша приблизил свое лицо к его настолько, насколько это позволяла брезгливость.- Читай по губам, старик и запоминай: еще раз увижу тебя рядом с моей матерью или, не дай Тьма, угрожающим ей, я тебя убью, воскрешу, снова убью, и это будет продолжаться вечность. Тебе понятно?- Тьма, которая заволокла глаза своего Рыцаря, заставила лучшего друга Дамблдора кивнуть.
- Мама ты в порядке?- И, получив в ответ кивок, Гарри повернулся к детям.- А вы?
- Все хорошо.- Успокоили его нестройным хором голосов.
Парень пожал плечами и вышел. Если Грюма не смутило наличие полного состава факультета Пуффендуй в гостиной, когда он напал на мать Гарри, то уж самого Гарри лишние свидетели тем более не смущали – пусть учатся жизни. И они научились. Факультет самых верных и работящих навсегда отвернулся от Дамблдора.

Северус понимал, что долго не протянет. Нет, сил, конечно, еще на полчаса хватит, если не прибавлять темп, но по этим коридорам никто не ходит, и не откуда будет ждать помощи, когда эти полчаса закончатся.
Около часа назад на Мастера Зелий со спины напали два небезызвестных ему гриффиндорца и, хотя он намного превосходил одного в силе, а другого в мастерстве, ситуация была мягко говоря неприятной. Внезапно сильное темное заклинание буквально прошило нападающих. Северус, будучи по природе своей Темным магом, узнал заклинание, хотя никогда не видел в действии – мало у кого хватит на такое сил. Теперь у незадачливых вояк дня два не будет магии. Снейп усмехнулся: он был доволен результатом заклинания, но вот личность спасителя…
- Мистер Поттер, что вы себе позволяете?!
- Извините, сэр, но вы ошиблись. Здесь нет никакого Поттера.
И Гарри Фабиан, перешагнув через тело крестного отца Гарри Поттера, продолжил.
- Кроме того, я посчитал, что вы тратите непозволительно много времени на тренировки этих бестолковых авроров,- пренебрежительный взгляд в сторону тел,- а потому счел возможным отвлечь вас.- И заговорчески понизил голос.- Разве вам не говорили: «Не мечите бисер перед свиньями»?
- Предположим. Так что же вам надо от меня мистер Пот… Гарри.- Ему показалось, или в черных глазах скрываются смешинки?
- Вы обещали показать мне подземелья.- Надул щеки юноша и умильно посмотрел снизу вверх. Борьба взглядов длилась всего несколько секунд.
Впервые за все свое существование Хорвартс слышал смех Ужасного Зельевара Снейпа.

Воландморт, осознав, что Пожирателям не пробраться сквозь завесу Тьмы, послал других своих слуг, которым такие преграды не помеха.
Фанн летела на разведку ничего не страшась: вряд ли детишки и добрые маги бродят в полной темноте, а потому резкий рывок стал для нее неприятным сюрпризом.
Весело трещал огромный костер, плюясь яркими искрами; тени танцевали вокруг, скрывая лица присутствующих. Наконец, молчание было нарушено.
- До сих пор не могу поверить, что ты пошел по нашему пути.- В который раз пробормотал Коннал с уважением разглядывая Гарри.
- Да брось, ты.- Хрустнул пальцами Эдуард, и блеснула в неверном свете костра белая кость черепа.- Уже тогда, когда он вышел к нашему костру, было понятно, что просто не будет.
- А мне все не верится, что мы вот так все вместе.- Покачала головой Лизи, и никто не оспорил ее слова.
Они все были здесь; у костра, как много ночей назад, вновь достал губную гармошку Кэрхе-оборотень, Фанн опять что-то варила на этот раз в маленьком походном котелке, Рис и Дональд шипели друг на друга, кажется, на румынском.
- В ночь Духов при костре Господина собирается вся знать Темных народов.- Пояснил Коннал.- И мы же должны были быть первым отрядом, чтобы знать, на что вести своих.
- Теперь, естественно, ничего не будет.- Вмешался Дональд.- Мы не пойдем против того, с кем делили еду и сидели у священного костра.
- Зачем ты здесь.- Вставил свои пять пенсов Рис. Он был моложе и любопытнее Дональда, за что постоянно и огребал от последнего.
- Я должен отомстить Воландеморту за отца.- Ровно произнес Гарри, отхлебнув варева Фанн.
На этот раз тишину, казалось, можно было резать ножом.
- Месть за семью так же священна, как и долг Воина.- Кэрхе смотрел прямо в огонь.
- Семья – священна.- Подтвердила Фанн, задумчиво помешивая свое варево.
- А разве тот, кто сидел с нами у священного костра в ночь Духов и делил пищу не брат нам?- Спросил тишину Эдуард.
Костер на миг потух, а когда разгорелся с новой силой, вокруг костра уже никого не было.
- И что бы это могло значить?- Поинтересовалась Лизи. Гарри лишь пожал плечами.

Тридцать первого октября на завтраке было мертвенно тихо. Нет, школа не опустела таинственным образом, и нет, не проходила минута молчания. Просто Гарри Поттер невзначай обронил, что ему надоело здесь бесцельно прохлаждаться и сегодня он опустит щиты. Даже первокурсники понимали, что это будет значить для них. И, несмотря на все старания Дамблдора, мало кто верил, что Поттер в гордом одиночестве спасет их от всех ужасных тварей, которые ожидают своего часа с той стороны стены. Тем более этот Поттер.
Сам Гарри спокойно позавтракал и вышел подышать свежим воздухом в компании своих друзей, а заодно и осмотреть будущее место боя. За ним рванули некоторые особо рисковые гриффиндорцы, дабы наставить на путь истинный и заставить отказаться от этой затеи. И для первых и для вторых было немалым шоком то, что земля неподалеку от озера начала вздыбливаться, выпуская из себя что-то поистине огромное. Чем-то оказался огромный кромлех с парой выбитых рун пропуска. Никаких украшений. А потом что-то произошло, и портал полыхнул мертвенным светом и заработал. Сотня друидов – некромантов, целителей, боевых магов, отравителей вышла ровной колонной из пышащего магией портала, а впереди всех тот, кого Гарри даже не рассчитывал больше увидеть. Дивициакилис почтительно склонил голову перед внуком. Возглавляющая друидов Морриган спрыгнула со своей колесницы, запряженной парой огненно-рыжих коней, подошла к юноше и заглянула ему прямо в глаза. Гарри не знал, что она пыталась там найти, но явно это нашла – уж слишком довольной была ее улыбка.
- Вот твоя армия, Рыцарь, нет, Полководец. Сражайся!
Среди мужчин прибыла и Элейн – у нее на сердце было не спокойно при мысли о воюющей дочери, так что никакие запреты не смогли ее остановить. Гарри вежливо приветствовал ее, когда справа раздался полузадушенный хрип.
- Мама?- Она обернулась и непонимающе нахмурилась, когда Снейп бросился к ней. Но как только он коснулся женщины, волшебницу охватило голубоватое сияние.
- Что это?- Сузил глаза Гарри.
- Так обычно восстанавливается память.- Отозвался Геллерт.
Прошло немного времени, охов и ахов, когда все, наконец, смогли разобраться в том, кто кому кем приходится.
- Северус, сынок, познакомься со своей сестрой.
Северус настороженно посмотрел на Лизи и тихо поинтересовался:
- Мама, только не говори, что у меня есть новый отец.
- Ну что ты, сын,- Элейн чмокнула его в лоб,- в моей жизни есть только один мужчина, и это ты!
Со стороны леса раздался жуткий звук, и Гарри понял, откуда пошла Дикая Охота. Несколько десятков сидов верхом на своих огромных конях в сопровождении оборотней затормозили прямо перед юношей. Рыцарь чисто из вредности не стал кашлять перед Сказочным Народом.
- Мы откликнулись на твой зов.- Склонила голову Иннхем. – Мы пришли на бой.
И огромный волк рыкнул, подтверждая эти слова.
- Спасибо Иннхем. и тебе спасибо, Кэрхе.- И юноша усмехнулся удивлению на морде вожака – такие глаза цвета красного золота сложно было не узнать.
К вечеру, воспользовавшись порталом, появились скелеты. Прилетели горные ведьмы – те самые, которых так боятся магглы. Последними, когда уже совсем стемнело, соткались из тумана вампиры. Много. И все вооружены. Гарри смотрел на свое войско и внутренне гордился тем, что оказался достоин их дружбы.
- Постройтесь на той половине.- Приказал он.
- А как же…- Эдуард неопределенно махнул… эээ… рукой в сторону школы.
- Каждый сам за себя.- Отрезал молодой Генерал.
Он точно знал, что весь Пуффендуй и благонадежные слизеринцы спрятаны вместе с Элейн в таинственных подземельях так, что никто посторонний их не найдет, Снейп и Помона стояли рядом, хотя Гарри пытался оставить мать там же, но отказать ей в том, чтобы она сама увидела смерть врага не смог. Бравые гриффиндорцы и храбрые учителя кучковались по соседству. Гарри щелкнул пальцами, руша щиты, и враги, почуявшие своих жертв, рванули вперед. Битва началась. Можно было бы, как в любой порядочной книге описать эпическую битву как нечто прекрасное, где герои в ярко сияющих доспехах легким движением руки рубят головы врагам и изящно лавирую в пылу сражения, выбирая следующего врага поинтересней, но правда далека от этого. Лил противный дождь, сокращая видимость до нескольких шагов, грязь под ногами скользила, хлюпала и работала не хуже зыбучих песков. Кентавры, резко решившие помочь, осыпали дождем из стрел и своих и чужих. Рука уже уставала делать нужные пассы. Армия Воландеморта не сильно поредела от ухода Темных. Тролли, великаны, вейлы и еще какие-то непонятные существа, которых Гарри даже не хотел узнавать, может и уступали в мастерстве, но брали количеством. А потом прилетели драконы. Это был ад. В какой-то момент Гарри упал, а когда поднял голову, его взгляд упал на халатно оставленную распахнутой дверь в замок. И он точно знал, что там на стене герб Хогвартса: лев, змея, орел и барсук, окаймленные лентой… с девизом… «Draco Dormiens Nunquam Titillandus» - «Не будите спящего дракона». Дракона. Гарри вскочил и бросился бежать к замку, на ходу разрезая запястье. Кровь падала на землю, Рыцарь вновь и вновь повторял заклятье, но ничего не происходило. Обессиленный он упал на колени, поднял голову к черному небу и закричал.
- Тьма! Смерть! Помогите мне!- Он закашлялся, но продолжал шептать.- Я помню, Суцелл сказал, что я ваше дитя. Неужели вы не поможете мне. Неужели…
Звук ломающихся камней заставил битву замереть. Из-под земли вылезал огромный скелет дракона. Целиком оказавшись на поверхности, он взмахнул тем, что когда-то было крыльями, а потом… Процесс нарастания мышц на кости, а затем и кожи – не то зрелище, которое вы бы хотели раз в неделю просматривать в думоотводе. А потом на Гарри взглянул…
- Норуас…
- Спасибо, маленький брат.- Хмыкнул в голове голос ледяного дракона.
- За что?!
- За возможность летать.
С таким подкреплением исход битвы был решен. Драконы Воландеморта в воздушном поединке всемером против Норуаса не продержались и минуты. Гарри удалось добраться до самого страшного мага столетия и всадить ему кинжал. Прямо в сердце. Юноше было все равно, что его противник в это время был занят битвой с другим воином – он шел сюда не сражаться, а мстить и убивать. Глаза в глаза. Последнее, что Том Риддл осознает четко – это глаза, полные тьмы, у ребенка, отмеченного знаком света. Мысли проносятся со скоростью света – это Гарри убивает носителей метки через их ментальную связь с Воландемортом: истинно Темных оставить и убрать метку, остальных – уничтожить. А потом он проворачивает нож. Его враг буквально висит у него на руках и захлебывается собственной кровью, когда мир вокруг начинает меняться. И вот они вдвоем стоят на лунной дороге…
- В ночь Духов.- заканчивает мысль Гарри невесть откуда взявшийся Слизерин.- Силой своей, кровью своей, магией своей и душой своей я отрекаюсь от позора рода своего.
- Отрекаюсь.- Эхом повторяет Гарри.
Но и этого достаточно. Тело в его руках тлеет, истончается, и прах становится золой, которой устлана дорога в страну Мертвых. Два Маккина кивают друг другу и расходятся. Один выполнил свой долг перед кровью и теперь может, наконец, успокоиться, у второго остались еще дела в мире живых.
И мир снова становится прежним. Отстраненно Гарри отмечает неестественную тишину и оглядывается.
Врагов больше нет – все мертвы. Те, кто бились, еще не осознают, что все кончилось и инстинктивно ищут врага, но на поле битвы стоит мертвая тишина. Вдруг на щеку Гарри упало что-то холодное. И еще. Ладонью по щеке. Снежинка? Словить еще одну прямо в ладонь, вглядеться…
И вдруг Гарри понял, что пытался ему объяснить во время их нечастых разговоров Норуас. Он увидел в снежинке ледяного дракона. Каждая снежинка была Норуасом и все они вместе тоже были старым ледяным драконом. И тут Рыцарь почувствовал нечто схожее. Он был частичкой мира, и каждая частичка мира была им, и весь мир – это был Гарри – краткий момент он чувствовал в себе все печали и радости всего мира, а потом наваждение пропало.
Задрать голову вверх и увидеть первые редкие снежинки. Молча позвать за собой всех в замок. Мы победили. А трупы, грязь и кровь скроет первый снег.

Можно еще, конечно, эпилог написать...:upset:


@темы: ГП, Иллюзия выбора, фанфики

URL
Комментарии
2010-07-02 в 09:29 

Вот спасибо, порадовали. А эпилог не можно, а очень даже нужно. С моей стороны, конечно, это наглость - требовать продолжения банкета, но как говорится наглость - второе счастье. Очень надеюсь на эпилог.
Скажите, Vintra Slytherin, а еще фанфики будут? Я имею в виду, по миру ГП.

2010-07-02 в 23:37 

TenshiFushigi
Иногда у женщин эмоции так зашкаливают, что логики не видно
Ненене! Эпилог обязательно нужен ))) Дорогой наш автор, не оставляйте нас без эпилога, пожалуйста! А за эту главу огромное спасибо ))

2010-07-03 в 00:22 

Vintra Slytherin
Истинная слизеринка Suum malum quique
Большая Вредина, будут, естесственно, куда ж я денусь?

URL
2010-07-03 в 01:54 

Понравилось, а эпилог не помешает, как говорят "Кашу маслом не испортишь" :)

   

Slytherin-manor

главная